Блич. Душевные истории

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Блич. Душевные истории » Будущее » Ступая по лисьим следам


Ступая по лисьим следам

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Название:
Ступая по лисьим следам
Дата и время событий:
Вечер, плавно перетекающий в ночь.
Место событий:
Готей, казармы 10-ого отряда, покои Мацумото Рангику.
Погода:
Днём шёл дождь и от этого в воздухе пахнет свежестью до сих пор. Солнце неспешно садится за горизонт, окрашивая дома Сейретея в оранжево-красные тона. Ветра нет, или же ему просто неуютно среди узких улиц Готея. В целом, приятный тёплый вечер в Обществе Душ.
Участники:
Сой Фон, Мацумото Рангику
Суть происходящего:
Гина заметили в Обществе Душ. Омницкидо поручено расследование сего появления преступника с перспективой поимки, а ответственной назначена Сой Фон.
Тем временем не только слухи, всегда ходившие по Готею, сыграли с Мацумото Рангику злую шутку, но и официальные засекреченные доклады, доказывающие давнюю связь неопределённого характера между лейтенантом 10-ого и капитаном 3-его отрядов.
С позиции Омницкидо логично было предположить, что появившийся в Готее Гин мог войти в контакт с давней подругой. Это предположение и решает проверить Сой Фон.
Порядок написания постов:
Сой Фон, Мацумото Рангику
Предыдущий эпизод:
Последующий:

+1

2

Вечер. Улица качается в такт шагам, её ровные рукава укрыты сверху праздничным ломтем отмытого от позавчерашней жары неба. Туда смотреть по привычке некогда, и Фон думается, что на её веку вряд ли наступит время, когда можно будет спокойно наблюдать закаты, цветение деревьев и прочую беллетристику. Не на бегу, не во время работы.
Как это делать, она точно не знает. Зато знает, что после дождя сегодняшняя ночь будет щедрой на звезды, а значит многие рядовые на постах потеряют бдительность и для охраны окажутся так же бесполезны, как кули с картошкой. И что при желании можно будет в одиночку перерезать весь периметр, да так, что ни один, зараза, не вскинется. Сентиментальные слишком. В одиннадцатом же, - женщина готова была биться об заклад, - окна потрескаются от пьяного жизнеутверждающего храпа. Якобы такие вечера-отдушины выдаются редко, и за это надо выпить, меры же бойцы Зараки отродясь не знали и знать никогда не будут, - иначе в мироздании пошатнется какой-нибудь очень важный пласт, делающий шинигами не менее живыми, чем разносчики пиццы, инженеры и проститутки с грунта.
Вот и делай выводы, на чем Сейрентей, мать их, держится. Какой тут отдых? Да еще с несколькими капитанами, отосланными бороздить Пустыню. Да еще с войной, на самом носу. И пока одни стаптывают дзории в Уэко Мундо, а другие беспечно напиваются до повторной смерти, кто-то всегда должен отвечать за безопасность. Чем, собственно, Сой Фон и занималась на данный момент.
Злополучный рапорт патрульных до сих пор и так, и эдак переворачивался в голове, но пока никаких внятных зацепок не сулил. Женщину это раздражало, по большей части, но еще больше беспокоило – Гин никогда не относился к тому типу дичи, которую можно легко выследить и схватить. И тем паче Король ногу сломит разбираться, какого такого меноса его костлявой ичимаристой заднице вообще не сиделось в Лас Ночес. Ностальгия? На малую родину потянуло? Чтож, Родина, в лице Фон, ждала предателя с распростертыми объятиями, чистой камерой, умелым дознавателем и красивыми блестящими инструментами пыток.
Еще вчера по приказу тайчо был перерыт архив, изъяты все записи, касающиеся третьего отряда и его недавнего главы. Перемещения Ичимару, его связи с другими людьми: все, что могло пролить свет на нынешнее местоположение и цели Гина. Вот тут и выплыло несколько интересных фактов, - да таких, что даже Сой, в последнюю очередь доверяющая сплетням, не могла просто пройти мимо. В данном случае – мимо казарм десятого отряда, к которым женщина держала весь этот путь по залитым солнцем улицам. Шагала решительно, поджав губы, и глубокая злая морщина привычно ложилась над тонкой переносицей. 
Закат еще только начинал меркнуть, когда тайчо бесшумно перемахнула разделяющую отряды стену. Она не собиралась извещать сторожей джубантай о своем появлении, поскольку предстоящий разговор с их лейтенантом не был предназначен для посторонних ушей. Меньше пересудов будет, если предположения Онмицукидо не подтвердятся. А подтвердятся – тогда подмоченная репутация все равно не станет самой страшной из проблем Рангику, и, вместе с ней, Хитсугайи, который не уследил за своей слишком ветреной подчиненной.
Отпустив тело из шунпо Сой Фон остановилась перед входом в покои рыжей фукутайчо. Пол привычно не скрипнул, и единственным звуком, сопроводившим появление капитана второго отряда, было шуршание кос, по инерции плеснувших вперед.
Женщина коротко постучала в сомкнутые седзе.

Отредактировано Soi Fong (2011-04-24 13:10:47)

+3

3

Когда она уходила из кабинета капитана 10-го отряда, Хитсугайя-тайчо все еще строчил что-то, время от времени машинально и бездумно покусывая кончик кисточки. Однако совесть Рангику была чиста, ведь он сам едва ли не выгнал ее домой, предпочитая еще чуть-чуть поработать над квартальным отчетом в одиночестве. Без тяжелых взглядов и вздохов своего лейтенанта, яро ненавидящего бумажную работу. Иногда Хитсугайя размышлял о том, как же пышногрудая шинигами работала раньше, с другим капитаном. Но на ум обычно не шло ничего путного.

Комната привычно встретила шинигами тишиной и прохладным покоем: Рангику когда-то давно специально выбрала ее, прельстившись теневой стороной. Лейтенант 10-го отряда ненавидела жаркие, прокаленные зноем помещения, в которым иногда по долгу службы ей приходилось бывать, поэтому свой уголок она постаралась сделать как можно более приятным и комфортным, таким, чтобы сюда было приятно возвращаться.
Честно говоря, поскольку дружелюбная и веселая фукутайчо предпочитала общаться с другими шинигами за бутылочкой саке где угодно, только не на своей личной территории, делая исключения редко и только для особенно нуждающихся в ее обществе или поддержке людей, у нее мало кто бывал.
Может быть поэтому обстановка здесь была весьма скромной, без претензий на роскошь. Однако эта простота и скромность, которая, казалось бы, могла порадовать посторонний взгляд, была несколько подпорчена царившим в комнате беспорядком. На небольшом столике были живописно расставлены простенькие на вид чайные чашки, потемневшие от времени, каждый раз она обещала себе наконец-то вымыть и убрать их в шкаф, но утром так сладко спалось...и, уже опаздывая, она доставала новую, чистую, которая занимала свое место среди уже использованных на том же столике. Кроме чашек тут же стояли чоко и пустой керамический токкури правильного зеленоватого оттенка. Рядом со столом лежали кое-какие предметы одежды, которые Мацумото, войдя в комнату, слегка подпнула в одну кучку, уже образовавшуюся в уголке.
Примерно раз - два раза в месяц она затевала уборку, но лень, рассеянное внимание, а также компанейская натура, не позволяющая ей проводить свободное время за такими унылыми занятиями, быстро сводили все благие начинания на нет.

Сбросив хакама и оба косоде, шинигами неторопливо переоделась в простенькое домашнее кимоно светло-голубого цвета, потом нехотя подобрала форму и сунула ее в недры шкафа, рассудив, что завтра она все равно переоденется в свежее.
Когда раздался стук в седзе, Рангику как раз раздумывала, не выпить ли ей немного припасенного саке перед сном.

- Прошу, входите,  - шинигами немного посмурнела, девушка была не настроена на прием гостей, однако она отдавала себе отчет, что никто бы не стал тревожить ее без причины. И скорее всего весьма веской причины. Поскольку только сейчас, через мгновение после произнесенного приглашения, Мацумото почувствовала, кого именно принесло к ней в комнату этим вечером. Реацу капитанов Готея невозможно спутать ни с какой другой.
"Чертовы омницукидо, умеют подобраться незамеченными. Интересно, у наших постовых был хотя бы шанс заметить ее?.." - она шагнула навстречу капитану 2-го отряда, запоздало задумавшись о том, что надо было хоть немного прибрать на столе. Внутри постепенно росло нехорошее предчувствие, пока еще совсем смутное, но от этого не менее тревожное.

+2

4

Разреши Рангику войти или нет, Фон с одинаковой уверенностью шагнула бы через порог. Это читалось в каждом движении женщины: “Я не друг” равнодушно хрустели собранные кулаки, и едва заметные трещинки на поджатых губах внятно перемалывали - “мне нет надобности просить о чем-либо”. Наверное, нынешняя ниибантай-тайчо не умела по-иному, а может просто не считала нужным; будь на её месте Йоруичи, кто знает, с каким выражением лица поворачивалась бы сейчас Матсумото к двери. Кто знает? Последнюю сотню лет была Сой. А эта женщина всегда ставила свою работу выше многих условностей, и того же требовала от подчиненных.
От этих “чертовых” Онмицукидо, теней за вашими спинами.   
Изнутри маленькая комната казалась до неприличия уютной; тайчо обвела беспорядок тяжелым взглядом, презрительно скривив рот при виде посуды на столе, явно пользованной под саке. Лейтенант джубантай, по мнению Фон, имела слишком много неподобающих бойцу черт, умеющих здорово трепать нервы, - но если разбирать штат Готея на предмет вменяемости и компетенции, то получится картина и без того плачевная. Одна свора Зараки чего стоит, а ведь и их терпят, и кажется, что хуже уже просто быть не может. Драки, дебоши, регулярное нагибание четвертого отряда, попойки, после которых даже туман над городом отчетливо пахнет перегаром - c таким послужным списком не служить, а дни считать палочками на стенах карцеров ниибантай, полезнее будет.
Что касается Рангику, Шершень часто с раздражением думала о том, что эту женщину природа любовно лепила не для войны, и не на войне ей было место: дома, с детьми, рыжая смотрелась бы намного лучше. Половник в красивых руках, поди, тоже пришелся бы уместнее занпакто. Так какого меноса браться за дело, тебе не предназначенное? Лить чужую кровь нужно умеючи, с особым толком и настроем, - и заниматься этим должны люди, похожие на Сой, знающие нюансы чужой смерти лучше, чем трещины на родном потолке.
Только дилетантов тайчо ненавидела больше, чем бездельников. Однако в чужой монастырь лезть со своими принципами пока не спешила - да и случай казался самым неподходящим для дисциплинарных перебранок. Она здесь по делу.
- Матсумото Рангику – тон изначально задавался не просто тяжелым, но именно пригвождающим; Фон, подобно большинству оперативников с грунта, привыкла считать своих подозреваемых заочно виновными во всех грехах до тех пор, пока те не докажут обратного. И пустой болтовни, называемой в народе “задушевная беседа” на дух не выносила, особенно, если в оной принимал участие алкоголь, посредством которого, как ходили слухи, рыжая фукутайчо любила решать все возникающие на горизонте проблемы – Я пришла поговорить о предателе, которого ты хорошо знаешь – выдержав паузу, женщина недобро сощурилась – Расскажи мне все, что ты помнишь об Ичимару Гине.

+1


Вы здесь » Блич. Душевные истории » Будущее » Ступая по лисьим следам